Российские шахтеры в 2018 году должны наконец-то превзойти советских: угольная отрасль обещает установить рекорд по добыче. Еще недавно уголь считался топливом вчерашнего дня, но теперь спрос и цены на него растут, а углехимия готовится стать одной из ключевых отраслей в промышленности XXI века. Это очень хорошая новость для страны и ее бюджета.

Рекорд СССР — 420 млн тонн угля — был поставлен в 1988 году. В Минэнерго уверены, что по итогам 2018 года он будет побит, что прямо связано с увеличением мирового спроса на уголь — растущая экономика стран Азии требует энергии. 

Даём стране и миру 

Рост российской угледобычи идет уже шесть лет и в общей сложности составил 15,5%. Ожидаемые объемы инвестиций и налоговых выплат в угольной промышленности — 130 и 100 млрд рублей соответственно. Таковы данные, приведенные министром энергетики Александром Новаком. К ним стоит также добавить экспортную статистику. В 2016 году из России было вывезено 164,9 млн тонн каменного угля на общую сумму 8,84 млрд долларов, а в 2017-м — 179,9 млн тонн на сумму 13,4 млрд То есть средняя стоимость тонны экспорта выросла за год почти на 40%. 

По данным Федеральной таможенной службы, за первое полугодие текущего года объем экспорта составил уже 97 млн тонн (рост на 9,5% к первому полугодию 2017-го), а его общая стоимость — почти 8 млрд долларов (рост на 20,4% за тот же период). Столь высокие темпы свидетельствуют о том, что российский углепром чувствует себя на глобальном рынке весьма уверенно. 

Главный редактор журнала «Геоэнергетика.ru» Борис Марцинкевич напоминает, что начавшееся в 2015 году сокращение угледобычи в Китае идет быстрее, чем сокращение числа угольных электростанций — с этим и связан скачок цен, ведь масштабы добычи в КНР были огромны. Обратный отскок возможен только в случае резкого увеличения угольного экспорта из США, но попыткам Дональда Трампа восстановить убитую при Обаме угольную промышленность жестко противостоит Конгресс. Параллельно растет спрос в Индии и Бангладеш с их дефицитом электроэнергии, а традиционный ведущий поставщик угля в эти страны — Австралия — в одиночку с этим ростом не справится. 

«Так что тренд на рост экспорта угля из России вполне устойчив», — подчеркнул эксперт в комментарии газете ВЗГЛЯД. 

По словам управляющего партнера компании «ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)» Моисея Фурщика, на мировом рынке угля сейчас нет большого роста потребления, который мог бы поглотить любой прирост добычи. Но, с другой стороны, нет и спада: в течение последних пяти лет объем потребления угля колебался в пределах 5% (в коридоре 3706–3865 млн тонн). И, вопреки расхожему мнению, в обозримом будущем прогнозируется постепенное увеличение спроса — примерно на 0,5% в год, согласно прогнозам Международного энергетического агентства и ИНЭИ РАН. 

«Это будет происходить за счет увеличения потребления в Азии, прежде всего в Индии, и на фоне значительного падения спроса в Европе. А российские угольщики в последнее время как раз и ориентируют свою логистику в большей степени на Азию, расширяя мощности дальневосточных портов, — заявил Фурщик газете ВЗГЛЯД. — Угольный рынок очень конкурентный, нельзя говорить о гарантированном сбыте, тут важно соотношение «цена — качество». И сейчас российский уголь вполне конкурентоспособен. Цены на него находятся на относительно высоком, хотя и не рекордном уровне». 

Из всего этого следует два вывода. Первый — грядущий рекорд может стать «потолком» и в ближайшие годы добыча вряд ли будет существенно превышена. В то же время рынок сбыта для российского угля на предстоящие несколько лет обеспечен. 

Как хоронили углепром 

Но как же быть с прогнозами о вымирании угольной отрасли и утверждениями, что уголь — это топливо вчерашнего дня? 

В прошлом году экономист Владислав Иноземцев опубликовал в журнале Forbes статью, в которой подчеркивал, что угольная промышленность в последние годы уверенно растет только в развивающихся странах с их дешевой рабочей силой и «дырявым» природоохранным законодательством. Единственное исключение тут Австралия, но в крупнейших угольных державах прошлого (США, Германия, Польша) добыча угля устойчиво снижается. 

Действительно, углепром давно считается «грязной» отраслью экономики (в связи с этим экологически неблагополучный Китай и пошел на сокращение добычи), потому крайне непопулярен в «прогрессивных» СМИ, симпатизирующих «зеленым идеям». Но в последнее время ситуация начинает меняться. 

«Экологические проблемы в основном возникают по трем причинам: плохое исходное качество угля, пыление при его перегрузке и устаревшие электростанции или котельные», — говорит Моисей Фурщик. 

Но все эти проблемы являются вполне решаемыми. 

Все то же сокращение добычи в Китае нацелено прежде всего на исключение из оборота низкокачественного угля, который дает значительные выбросы при сгорании и большой объем несжигаемых остатков. В России тоже идет подобный процесс, но не столь масштабно и за счет рыночных механизмов. 

«А два других потенциальных источника экологических проблем нивелируются за счет технического перевооружения, которым активно занимаются крупнейшие предприятия углепрома и электроэнергетики. Современные технологии позволяют обеспечить приемлемый природоохранный уровень как при перегрузке угля, так и при его сжигании», — подчеркивает Фурщик. 

Как пройдет заявленное в Китае замещение угля газом, пока сказать сложно. Зато можно уверенно утверждать, что угольная генерация в мире растет и постоянно модернизируется, развивает тему экологии основатель исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов. При этом, по его словам, до 30% угля можно использовать в различных направлениях углехимии, а потенциал этой отрасли в перспективе ближайших десятилетий весьма велик. 

Углехимия включает в себя три основные направления: пиролиз (коксование) — получение кокса и широкого спектра производных органических соединений, газификация — получение и очистка синтез-газа и его производных, гидрогенизация (прямая и непрямая) — получение из угля различных видов горючего и сырья для органического синтеза. 

Для понимания масштабов газохимии можно привести такую статистику. Как отмечалось в исследовании, выполненном по заказу Департамента инвестиций и стратегического развития Кемеровской области для ОАО «Кузбасский Технопарк», на конец 2014 года в мире работало уже 272 завода по газификации углеродсодержащего сырья в составе 686 газификаторов суммарной мощностью 117 гигаватт. А на этапе строительства находились еще 74 завода в составе 238 газификаторов мощностью 83 гигаватта, причем за последние 30 лет удельная мощность газификаторов выросла почти вдвое. 

Мегапроекты в режиме ожидания 

Этот всемирный угольный ренессанс неизбежно заставляет вспомнить о том, что в России существует несколько огромных месторождений, освоение которых толком не начиналось, хотя вокруг них заявлялись многомиллиардные проекты. Самый известный — разработка Элегестского месторождения коксующихся углей в Тыве, для которого необходимо построить железную дорогу из Кызыла до станции Курагино в Красноярском крае протяженностью более 400 километров. В июне исполнилось ровно десять лет с момента подписания инвестсоглашения по этому проекту, но дорога так и не появилась, а вывозить уголь с Элегеста иным способом невозможно. В 2018-м к вопросу дороги планировали вернуться, но эксперты относятся к его перспективам сдержанно. 

«Инвестиционная привлекательность угольной отрасли существует только для тех, кто в ней уже участвует. Появления неожиданных новых игроков ожидать не приходится, равно как и мегапроектов наподобие освоения Элегестского месторождения. Все сопоставимые начинания пока находятся в стадии проработки», — отмечает Алексей Безбородов. 

Даже если заявленный концессионный проект по строительству дороги Кызыл— Курагино будет реализован в срок, Элегест заработает всерьез только примерно к 2023 году, говорит Моисей Фурщик. В то же время серьезных препятствий для проекта сейчас нет, и даже возможное ухудшение конъюнктуры мирового рынка угля им не станет. Другое дело — совершенно новые и удаленные месторождения, которые будет сложно поднять без существенной государственной поддержки, сколь бы ни были высоки цены на уголь. 

В этой ситуации, подчеркивает Фурщик, ведущим игрокам российского углепрома следует продолжать работу над повышением своей эффективности: 

«Нынешнее сокращение добычи угля в Китае близится к завершению и скоро перестанет влиять на цены. Циклические факторы тоже в какой-то момент начнут подталкивать цены вниз. Поэтому инвестиции в новые месторождения стоит делать аккуратно, выбирая наилучшие варианты и стараясь избегать излишней закредитованности. Чтобы сегодняшняя ситуация сохранилась при росте добычи, необходимо постоянно работать над составляющими коэффициента «цена — качество». Для обеспечения приемлемой себестоимости — наращивать преимущественно высокоэффективную добычу открытым способом, повышать производительность за счет технического перевооружения, держать под контролем тарифы РЖД. А для улучшения качества целесообразно постепенно уменьшать долю дешевого бурого угля и развивать обогатительные мощности».